980x120

Морские походы монголов на Японию

Морские походы монголов на Японию

В 1274 году флот, отправленный приказом внука Чингисхана Хубилая, вышел из корейских портов на завоевание Страны Восходящего Солнца. 900 кораблей с 40-тысячным десантом благополучно достигли островов Ики и Цусима, захватили их и подошли к бухте Хаката на большом острове Кюсю.

Высадившийся монгольский десант в сражении с самурайскими дружинами одержал тактическую победу, но к вечеру поднялся ветер и командование экспедиционным корпусом решило вернуться на корабли и отплыть от берега, чтобы шторм не разбил флот об скалы. Возможно, это было верный шаг, но силу непогоды монголы недооценили. Ночью разыгрался один из тех судьбоносных цунами-камикадзе, которым в истории Японии отводится роль божественного провидения, спасающего страну. Цунами потопил по разным оценкам от 200 до половины кораблей. Для небольшого корпуса, оторванного от баз снабжения, это было катастрофой. Поход сорвался, и остатки армады вернулись в имперские порты.

Хубилай не был обескуражен неудачей. Существование крупной страны на востоке беспокоило хагана, поэтому, несмотря на то, что ему еще только предстояло завоевать на юге китайскую империю Сун, а на севере продолжалась гражданская война со сторонниками внука Угэдэя Хайду, он счел необходимым вновь отправить войско на Японию. Вскоре последовал приказ строить новый, еще более внушительный флот. На китайских и корейских верфях великой империи закипела работа. Корабелы торопились, подгоняемые приказом хагана, но закончить строительство в срок было нереально. Исследования недавно обнаруженных японскими археологами останков второй армады показали, что значительная часть эскадры состояла из плоскодонных речных джонок, не приспособленных для океанских походов. Для постройки судов использовались некачественные, побывавшие в деле доски, многие из которых не превышали длиной пары метров, а досок длиннее трех метров обнаружить вообще не удалось. Конечно, не все суда второй эскадры были такими, но, по всей видимости, непрочные суда составляли немалую часть армады, что и привело к трагическим последствиям.

На японских рисунках из «Свитка о монгольском вторжении» в основном показаны небольшие одно- и двухмачтовые корабли, причем в положении со снятыми мачтами. Часть эскадры представляла собой перевозившие войска транспортные суда, шедшие на буксире у крупных кораблей. Особенно поражает тот факт, что, вопреки устоявшемуся мнению, именно монголы показаны в роли моряков. На одной из картин у гребцов уверенно различаются сугубо монгольские прически, такие же, как на портрете самого Хубилая. Один из офицеров изображен отдающим приказ ударами в гонг, на голове у него меховая шапка, очень похожая на монгольские шапки этнографического времени. Некоторые монголы без шапок с саблями наголо, видимо, готовятся к абордажу. Впрочем, на рисунках есть и китайцы или корейцы с длинными прическами в виде пучка или «шишки» сзади. Один из них стучит в лежащий барабан, очевидно, задавая ритм гребцам. С ним рядом воин в меховой шапке бьет по другому, стоящему барабану.

Расхожее мнение о полностью китайском флоте, который якобы только принадлежал хагану, но состоял из одних китайцев и китайских кораблей, предстоит еще очень пристально проверить. Многие факты не в пользу стереотипа.

К июлю 1281 года вторая армада подошла к берегам Японии. Командовали походом полководцы Асихан (в других транскрипциях – Абатан, Алахан) и Вонсанчин (Фанбунко). Как и в первой экспедиции, монголы снова заняли ряд японских островов, подавив сопротивление самураев и пиратов (из патриотических чувств даже японские пираты сочли своим долгом принять участие в защите родины). Далее армада проследовала по направлению все к той же злополучной бухте Хаката. Здесь у островка Такашима разыгрался последний акт драмы. В августе на море налетел новый тайфун и эскадра великой империи почти полностью была уничтожена.

Несколько слов стоит сказать о письменных источниках этой истории. Кроме упоминавшегося японского свитка, сведения о двух походах содержатся в китайских и корейских материалах и у Марко Поло. Монгольские же хроники обходят стороной всю богатую историю плаваний в океане. Даже упоминаний о морях письменные памятники монголов содержат очень мало. Но есть одно исключение. В старейшей бурятской летописи, хоринской «Повести княгини Бальжин» рассказывается о морском походе через великий океан. Восемь тысяч воинов приняло участие в предприятии по завоеванию некой «далекой страны». Погрузившись на корабли и отплыв, это войско попало в катастрофу, подвергшись нападению великанов, высунувшихся из воды и забросавших флот гигантскими камнями. Флот в ужасе повернул назад, но столкнулся с новой проблемой. Летопись гласит, что вода в море стала густой от несметного количества всплывших отвратительных червей, пить ее было невозможно. Солдаты мучились в плавании, некоторые погибли. На родину вернулась только половина из вышедших в поход.

Письменные свидетельства перекликаются с фольклорно-этнографическими данными. В свое время еще монголовед Ц. Жамцарано обратил внимание на культ духа Абагалдая у хоринских бурят, предположив японские корни в некоторых мотивах. По легенде дух этого воина жил на острове посреди океана в юго-восточной стороне. Самое интересное в этом культе – железная маска Абагалдая, надевавшаяся бурятскими шаманами во время тайных обрядов. Маска конструктивно напоминает японские боевые маски, надевавшиеся самураями для защиты лица. В легендах об Абагалдае Япония прямо не упоминается, но супругой воина считалась кореянка. Есть основания полагать, что предки хоринских бурят в годы войны между Хубилаем и его братом Ариг Бугой выбрали сторону первого и переселились на контролируемую им территорию на Дальний Восток. Уже ко времени первого монгольского похода на Японию они могли находиться в Маньчжурии, отдельные их группы, судя по всему, были расселены в Корее и могли принять участие в морской экспедиции.

Источник:
АРД
Зориг
06:29
Монголнууд Япон ошоод яахаа хана юм?
Загрузка...